sazikov (sazikov) wrote,
sazikov
sazikov

Categories:

Каким был Новый год при Сталине, Хрущеве и Путине — The Village

Лев Левченко и The Village расспросили меня о праздновании Нового года, и вот что из этого вышло:



Летающие Деды Морозы, фуд-корт с шашлыком на Новом Арбате и огромные иконы на Историческом музее

22 декабря в Москве начался фестиваль «Путешествие в Рождество». Этому формату новогоднего оформления города — с тематическими площадками, фуд-кортами, концертами и спектаклями — не так много лет, впервые фестиваль провели в конце 2012 года. The Village рассказывает, как менялось новогоднее оформление столицы за последнее столетие: кто им занимался, какие мотивы в нем использовались и сколько оно стоило.


Как в СССР разрешали праздновать Новый год

После революции Новый год и в первую очередь Рождество, как и остальные «буржуазные» и религиозные праздники, оказались под негласным запретом. До 1930 года эти дни, впрочем, оставались выходными, во время которых хоть и без елки, но все же проводились новогодние вечера и карнавалы, организовывались вылазки в лес на лыжах, ставились спектакли и проводились военные игры. После возвышения Сталина под запрет попали и они.



Советский период

Традиция празднования Нового года в современном понимании появилась в СССР в конце 1930-х годов. До 1935 года празднование Нового года было под фактическим запретом — из-за близости к православному Рождеству. По словам искусствоведа и автора книги «Искусство праздничного оформления города. История и современность» Алексея Сазикова, советскому новогоднему оформлению Москвы была изначально присуща «ярко выраженная азиатчина», которая к концу 1980-х годов приобрела «халтурный, ремесленный характер».

«Русская народная культура всегда более тяготела к Востоку, и, на мой взгляд, именно эта тенденция и нашла свое отражение в новогоднем оформлении. В его стилизации под лубочную культуру, под языческие обряды, долгое время сохранявшиеся в традиции святочных гаданий и маскарадов», — говорит Сазиков.








Все изменилось в 1935 году. 28 декабря «Правда» публикует заметку партийного функционера Павла Постышева с призывом организовать «к Новому году детям хорошую елку!». «В дореволюционное время буржуазия и чиновники буржуазии всегда устраивали на Новый год своим детям елку. Дети рабочих с завистью через окно посматривали на сверкающую разноцветными огнями елку и веселящихся вокруг нее детей богатеев. Почему у нас школы, детские дома, ясли, детские клубы, Дворцы пионеров лишают этого прекрасного удовольствия ребятишек трудящихся Советской страны?» — писал он. Публикация в «Правде» тогда воспринималась как приказ — и за три дня до Нового года вся страна экстренно украшается елками. В 1939 году Постышева расстреляют, а при Хрущеве реабилитируют и мифологизируют именно в качестве человека, «вернувшего детям Новый год».

Подготовкой Москвы к Новому году весь советский период занимался созданный в 1935 году трест «Мосгороформление» — могущественная организация оформляла вывески, флаги, транспаранты, рекламу и плакаты вплоть до конца 90-х. Ею и был задан канон новогоднего дизайна Москвы: с елочными базарами и праздничными ярмарками, где готовили шашлыки и наливали чай, транспарантами-перетяжками на новогоднюю тематику и огромными фигурами снеговиков, Дедов Морозов и Снегурочек. Каждый год в Подмосковье заготавливались четыре 25-­метровые елки, которые устанавливались на главных площадях города: 50­-летия Октября (Манежной), Свердлова (Театральной), Пушкинской и Советской (напротив нынешней мэрии на Тверской). На других площадях и улицах города ставили елки поменьше — 3–4-метровой высоты.

После войны происходит расцвет сталинского «большого стиля» — пышность новогоднего оформления Москвы достигла апогея. «Чудовищные по своим размерам фигуры снеговиков и Дедов Морозов начали появляться на московских улицах именно в послевоенный период», — пишет Сазиков. Помимо объемных фигур, к Новому году на главных площадях города устанавливали массивные арки, ярмарочные домики и сцены — тяжелые, сложные установки и сооружения, сделанные из металла и дерева.








Инициативу Постышева можно связать со спущенной сверху «политикой популистского традиционализма», которую начал проводить Сталин с середины 1930-х годов, или с желанием окончательно придать забвению Рождество, но все оказалось прозаичнее. Постышев очень любил детей и во время поездки в Москву в декабре 1935 года, по словам Хрущева, он спросил у Сталина: «Вот была бы хорошая традиция и народу понравилась, а детям особенно принесла бы радость — рождественская елка. Мы это сейчас осуждаем. А не вернуть ли детям елку?» Сталин согласился: «Возьмите на себя инициативу, выступите в печати с предложением вернуть детям елку, а мы поддержим». Так и произошло.








С приходом к власти Хрущева, который объявил борьбу с «излишествами в архитектуре», тренд на помпезность стал уходить и в новогоднем оформлении города. Ему на смену пришло мягкое оформление, как правило, из тканей. Металл и дерево продолжали использовать, но очень немного. Например, ярмарочные домики, которые ставились на Новый год в центре города и в районных парках, делались именно из дерева.








90-е и нулевые

В 1992 году впервые после революции 1917 года город украсили к церковным праздникам — Рождеству и Пасхе. Это были панно в виде огромной иконы на зданиях гостиницы «Москва» и Историческом музее, праздничные транспаранты-перетяжки и несколько отдельно стоящих конструкций.








К 1994–1995 годам популярным мотивом в оформлении города к Новому году стали животные, символизирующие тот или иной год по китайскому гороскопу — тигры, кролики, драконы, змеи и обезьяны. С 1998 года власти города начали использовать для празднования Нового года искусственные елки. Это декларировалось как акт бережного отношения к природе. В итоге выяснилось, что использование искусственных елок едва ли не в большей степени вредит природе, ведь полимеры надо изготовить и утилизировать.

«Знакомство с примерами праздничного оформления лужковского периода оставляло грустное впечатление. Со второй половины 1990­-х праздничное убранство приобретало все более халтурный, ремесленный характер, происходило резкое гипертрофирование присущей ему изначально стилистики китча (например, в 2005 году памятник Юрию Долгорукому напротив мэрии нарядили в костюм Деда Мороза. — Прим. ред.) и окончательное вымывание последних намеков на художественное мастерство», — пишет Сазиков.

По его словам, это укладывалось и следовало общей системе «лужковского стиля» в архитектуре.








При этом основные и самые яркие элементы постсоветского новогоднего оформления Москвы — каток на Красной площади, концерты с поп-звездами там же — появились именно в этот период и сохраняются до сих пор.

Наши дни

До «Путешествия в Рождество», которое впервые прошло в 2012 году, на новогодние праздники Москва тратила на порядок меньше денег. Например, на новогоднее оформление города в 2004 году выделили около 140 миллионов рублей. На эти деньги установили 400 праздничных елок, «светодинамических композиций в виде украшенных елей» и 15-метрового Деда Мороза и снеговиков на Поклонной горе. Там же каждый желающий смог спеть под караоке «традиционные новогодние песни». В 2011 году бюджет праздника составил 77 миллионов рублей, которые потратили на «установку елок, развешивание флагов, печать полиграфии, а также иллюминацию».








Прошлогоднее «Путешествие в Рождество» не обошлось без скандалов: затраты властей на оформление города оценили в 6,7 миллиарда рублей (в этом году на это выделили в пять раз меньше — 1,4 миллиарда рублей). Оформление города к праздникам также вызывало претензии стилистического характера. Например, огромный елочный шар на Манежной площади называли «боевым треножником», декоративные фонари на Чистопрудном бульваре — светофором, а дизайнер Артемий Лебедев сравнил оформление деревьев на московских бульварах к Новому году с «дискотекой в травмпункте».

Темой «Путешествия в Рождество» этого года стал театр, так как 2018-й объявили Годом театра. В программе фестиваля — спектакли, концерты, мастер-классы и традиционные ярмарки. Он пройдет на 70 площадках по всему городу. Семь площадок планируется открыть на Садовом кольце, а Тверскую в новогодние праздники сделают пешеходной.

Лев Левченко



Фотографии: обложка — Михаил Чернов / Мосгороформление, 1 — Будан Виктор, Егоров Василий / Интерпресс /ТАСС, 2 — Великжанин Леонид, Рахманов Николай / Интерпресс / ТАСС, 3 — Денисов Роман, Созинов Виталий / Интерпресс / ТАСС, 4 — Денисов Роман / Интерпресс / ТАСС, 5 — Белоусов Виталий / Интерпресс / ТАСС, 6 — Игорь Зотин / Интерпресс / ТАСС, 7 — официальный сайт мэра Москвы


Tags: Москва, грант президента, книги, праздничное оформление
Subscribe

  • Александр Никитич. Рождение ЦКБИТ

    На фото — первая шеренга участников демонстрации. Винницкий радиоламповый завод. Конструкторское бюро применения ЭВП. Слева направо: А.…

  • ЭЛИН-4

    В сентябре 2020 г. на Новом Арбате вновь заработал экран ЭЛИН. Это уже четвертая его реинкарнация, на этот раз в формате медиафасада. Новую жизнь…

  • К 100-летию со дня рождения Евгения Абрамовича Розенблюма

    С 9 по 16 декабря 1968 года Министерство культуры СССР совместно с Академией художеств СССР проводили в Москве Всесоюзный семинар по вопросам…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 167 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Александр Никитич. Рождение ЦКБИТ

    На фото — первая шеренга участников демонстрации. Винницкий радиоламповый завод. Конструкторское бюро применения ЭВП. Слева направо: А.…

  • ЭЛИН-4

    В сентябре 2020 г. на Новом Арбате вновь заработал экран ЭЛИН. Это уже четвертая его реинкарнация, на этот раз в формате медиафасада. Новую жизнь…

  • К 100-летию со дня рождения Евгения Абрамовича Розенблюма

    С 9 по 16 декабря 1968 года Министерство культуры СССР совместно с Академией художеств СССР проводили в Москве Всесоюзный семинар по вопросам…